Пресса

Журналисты и друзья обо мне

Вернуться в раздел

Разносторонняя, глубокая и целеустремленная.

Разносторонняя,

Мария Аксенова профессионально играет в шашки (была чемпионкой Москвы и финалисткой СССР), занимается спелеологией и дайвингом, однажды даже ходила по подиуму, но, главное, она — председатель совета директоров успешного издательства «Аванта+».

Мария, сфера Ваших интересов поражает разнообразием. Обычно у человека, занимающегося серьезным бизнесом, на хобби остается крайне мало времени, но у Вас диапазон увлечений настолько широк, что это трудно укладывается в голове. Причем всем Вы занимаетесь достаточно профессионально: как в детстве и юности профессионально играли в шашки, затем были спелеология, дайвинг, изучение духовных традиций... Как только хватает времени и сил... Но всё же главный вопрос — зачем Вам это? Ведь Вы — состоявшийся человек, директор одного из ведущих издательств России.

— Я любопытный человек, с детства склонный к исследовательской деятельности. Именно поэтому я выбрала учиться в МГУ, а затем занялась составлением и изданием энциклопедий. В сферу моих интересов попадает не только математика, астрономия, издательское дело, но и психология, религиоведение, философия. Я изучала буддизм и христианство, ислам и индуизм, занималась йогой и цигуном. Что касается изучения духовных традиций, то я использовала уникальный шанс, который был предоставлен людям в конце XX века. Ведь те духовные традиции, которые раньше были абсолютно закрыты, передавались от учителя к ученику после долгих лет занятий, сейчас же доступны практически всем. Мастера с Тибета собирают тысячные аудитории и рассказывают то, что раньше рассказывали единицам.

Я вижу много общего в различных вероисповеданиях, что еще раз убеждает меня в том, что люди, ищущие в своем сердце Будду или Аллаха, Шиву или Иисуса, ищут в нем единого Бога.

Но ведь каждое из религиозных учений содержит мысль о своей уникальности, единственности...

— Это не совсем так. Позиция «наша религия единственно правильная» встречается далеко не всегда. Это - один из расхожих стереотипов, которых так много в общественном сознании. Например, принято считать, что ислам — самая непримиримая религия, но если обратиться к первоисточнику — Корану — то мы увидим, что ислам признает и Иисуса, и Моисея. Кто-то из индийских мастеров сказал (цитирую по памяти, не дословно): «Если вы не узнаете Бога в разных религиях, то вы похожи на собаку, которая не узнает своего хозяина, когда он меняет свою одежду». Разные религиозные традиции — это как разные языки: они все говорят об одном и том же, но звучит это по-разному.

Кто-то из моих знакомых сказал: «Я могу придти в храм любой традиции, потому что это похоже на сотовый телефон — мне всё равно МТС это или БиЛайн, мне надо позвонить отцу».

А как Вы относитесь к православию? Вы крещена?

— Я крестилась в сознательном возрасте, в 15 лет. Кстати сказать, мой отец крестился в 33 года. В тогда еще Советском государстве, в котором это было, как минимум, не принято. Он работал врачом, и все, от пациентов до коллег, говорили, что он - врач от Бога. Но в какой-то момент он осознал, что жизнь больных не только в его руках. Он крестился, наверное, ещё и для того, чтобы заручиться поддержкой Господа в своей работе.

А ислам? Вы интересовались им?

— Да, конечно — я интересовалась всеми основными религиями и верованиями нашего мира. Особенный интерес к исламу у меня возник, когда я познакомилась с удивительной женщиной Валентиной Пороховой. Она - единственная женщина, которая переводила Коран, она сделала смысловой перевод, который был официально признан учеными-религиоведами. После знакомства с Кораном я поняла, какое до этого у меня было о нем неверное представление. Вы знаете, у нас почему-то так часто бывает: какие-то мысли, идеи сильно искажаются в процессе частого употребления в СМИ, в литературе и со временем они вообще перестают быть похожими на оригиналы. Так зачастую случается и с цитатами из Корана, кто-то тут словечко изменит, кто-то - там уберет, и в итоге теряется или переворачивается с ног на голову изначальный смысл. Поэтому куда полезнее всегда и во всем, если есть для этого возможность, изучать оригиналы или хотя бы хорошие переводы, чтобы составить собственное мнение на основе изначального текста. И это не только к священным книгам относится.

При этом Вы ведете и активный образ жизни, ходили в походы, увлекались спелеологией...

— Да, была такая страница в моей жизни как спелеопоходы. Мы ездили в пещеры, которые находятся на границе Таджикистана и Узбекистана. Мы спускались под землю и несколько дней не выходили на поверхность. Ощущения в пещерах — особые. Там совершенно другое пространство, оно ощущается совсем по-другому. Начиная с того, что ты все время в темноте. Конечно у нас были фонарики, свечки, и зал, где стоит базовый лагерь, более или менее освещен. Но вокруг - темнота. Зачастую при переходах из зала в зал ты идешь в абсолютной темноте. Собственно там и не всегда хождение, иногда ползание, а иногда надо вбивать крючья и вешать веревки.

На поверхности мы живем в горизонтальной плоскости: ходим по ровным улицам, по ровному полу. А там — один зал выше, другой ниже, перемещаться приходится не только по горизонтали, но и по вертикали. Окружающий мир приобретает другое измерение. А человек — совершенно другое восприятие.

В пещерах и эмоции переживаются по-другому, более сильно — и удивление, и страх, и восторг. Когда после долгого перехода попадаешь в зал со сталактитами, сделанными как будто рукой великого скульптора - испытываешь невыразимое восхищение. Если прийти на экскурсию в пещеру и пробыть там два часа — этого не достаточно, чтобы ощутить особый дух пещер.

Увлечение спелеологией — это студенческие годы. Но уже будучи руководителем и главным редактором издательства «Аванта+» Вы увлеклись дайвингом, достигли уровня спасателя, ныряли на глубину шестидесяти метров при положенных сорока. Что Вас на это сподвигло?

— Во-первых, мне очень нравится подводный мир. Там совсем другое взаимодействие с природой. Ты буквально чувствуешь ее кожей. Если двигаться в воде достаточно медленно и спокойно, то рыбы позволяют подплыть настолько близко, что их можно потрогать рукой.

Во-вторых, если я начинаю заниматься чем-нибудь, то я хочу достичь определенного профессионализма. Если я начинаю изучать что-нибудь, то хочу разобраться в этом и докопаться до сути. Как правило, я даже не начинаю заниматься чем-то, если у меня нет цели дойти до самой сути.

Вообще не надо бояться менять жизнь, надо достигать профессионализма в разных областях. Потому что когда реализуешь себя в разных сферах, задействуешь разные части своего «я» — это как будто проживаешь несколько жизней одновременно.

Но профессия у Вас при этом уже определилась, и Вы не собираетесь от неё далеко отходить?

— Я бы не торопилась с такими выводами.

Есть планы поменять профессию? А как же издательство «Аванта+»?

— У меня пока нет конкретных планов, но я допускаю в принципе смену направления деятельности. Я очень люблю нашу энциклопедию, люблю творческий процесс создания тома. Но бо'льшая часть томов уже издана. «Аванта+» начала выпускать новые серии, такие как "Самые красивые и знаменитые", "Антология мировой детсткой литературы", "Антология фантастики". Но чем дальше от энциклопедического жанра, тем меньше творчество и ответственность издателя. Создание энциклопедии предполагает огромную ответственность именно для издателя, ответственность за каждое слово, которое мы туда помещаем или не помещаем, ответственность за выбор тематики. Тем более, что мы создаем тома энциклопедии не как не сухие справочники, а как книги, дающие широкий взгляд на каждое являение, книги, которые учат думать.

А когда мы издаем антологию, мы просто публикуем произведения, которые уже были кем-то написаны. И конечно, в этом случае и творчество, и ответственность издателя не так велики. Поэтому это уже не так интересно, как создавать и выпускать энциклопедию. По крайней мере лично для меня.

Кстати об ответственности. Не так давно Марию Аксенову в числе других 27 успешных деловых женщин России Владимир Путин приглашал на прием...

— Приглашал, хороший был прием. Он состоялся 7 марта, и моя речь была посвящена теме «мужчина и женщина», я говорила об уникальности и ценности мужского и женского начала в жизни, о том, что важного есть в мужчинах и что они привносят в мир, и что важного есть в женщинах и что они приносят в мир.

Путин как-то реагировал на это?

— Он сказал: «Вы поразили меня в самое сердце». Я приводила примеры из дзюдо. Я даже сказала: «многие вещи Вы знаете, но не потому что Вы президент, а потому что Вы мастер спорта по дзюдо». Ведь все боевые искусства как раз и построены на сочетании мужского и женского принципа. Я говорила о том, что именно сочетание сильных мужских и сильных женских качеств дает максимальную эффективность и в бизнесе, и в управлении государством.

Поражает насколько многообразны Ваши интересы и насколько Вы в каждом из них стремитесь дойти до какой-то сути, до определенного профессионализма. Обычно люди как следует могут заниматься одним делом, всё остальное — достаточно поверхностные хобби. А у Вас всё всерьез... Как получается сочетать? Это что, какое-то огромное количество энергии, которую Вам никак не удается израсходовать?

— Здесь скорее разговор не об энергии, а о намерении и внимании. Зачастую разница во времени, потраченном на изучение чего-то поверхностно или глубоко, невелика. Разница в том, насколько человек в это вкладывается. Например, тот же дайвинг. За неделю, в течение которой идет первый курс обучения, можно заниматься этим глубоко или поверхностно, вопрос только в том, насколько ты внимателен, насколько стараешься выполнять инструкции тренера, насколько хочешь освоить какие-то приемы.

И еще, не нужно забывать о том, зачем мы что-то делаем. Мы работаем, работаем и в какой-то момент перестаем себе задавать вопрос по утрам: а для чего вообще я делаю, то что я делаю, какова цель моей работы? И начинаем делать что-то по инерции. Я считаю, что ничего не стоит делать по инерции. Если меня действительно что-то вдохновляет, значит я это настоящее. У себя в издательстве мы даже говорим, что для того, чтобы состоялась какая-то книга, в неё должен кто-нибудь влюбиться. Главный редактор, директор по сбыту, ответственный редактор... Тогда книга получается настоящей, живой, ну как ребенок. Точно также, когда начинаю чем-то заниматься, я вкладываю в это душу, и тогда любое дело получается профессионально и по-настоящему.

Конечно, мне, как и всем хотелось бы иметь 48 часов в сутках. Но это невозможно, а вкладываться в то, чем занимаешься, и "доходить до самой сути" - возможно.